Записки русского путешественника

Образ Италии в русском искусстве

Записки русского путешественника:
Образ Италии
в русском искусстве
Вступайте в нашу группу Facebook
В прошлых столетиях писатели, художники и архитекторы часто путешествовали по Италии. Здесь продолжали образование, искали вдохновения, черпали эмоции, которые воплощались в новых произведениях искусства. О том, какое место занимала Италия в творчестве русских деятелей искусства и наиболее ярких страницах давних путешествий, — в спецпроекте портала «Культура.РФ».
В прошлых столетиях писатели, художники и архитекторы часто путешествовали по Италии. Здесь продолжали образование, искали вдохновения, черпали эмоции, которые воплощались в новых произведениях искусства. О том, какое место занимала Италия в творчестве русских деятелей искусства и наиболее ярких страницах давних путешествий, — в спецпроекте портала «Культура.РФ».
Николай Ломтев. Проповедь Савонаролы во Флоренции. 1850-е
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Александр Мясоедов. Карнавал в Риме. 1839
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Культурные связи Италии и России ведут отсчет с XV века. Именно тогда появилась идея монаха Филофея «Москва — Третий Рим», а для архитектурной застройки столицы Российского государства были приглашены итальянские мастера. В период Смутного времени связи были нарушены и возобновились только в середине XVII столетия. Тогда начали совершаться первые протопутешествия — дипломатические миссии русских послов. Некоторые из них в своих отчетах оставили о проделанном пути впечатления, которые позднее получили название «посольских повестей». Участники первых посольств Иван Чемоданов и Алексей Постников отправились в Италию из Архангельска морским путем, прибыли в Ливорно, посетили Флоренцию и Венецию. Тогда в своих статейных списках — так назывались отчеты о проделанной работе — они восхищались художественными ценностями, прекрасными ландшафтами, садами и парками Италии.
При Петре I молодых дворян отправляли за границу в образовательных целях. Царь тоже посещал верфи в Венеции - изучал там искусство кораблестроения. По приказу Петра в Европу ездил дипломат Юрий Кологривов. Он скупал произведения искусства в Риме и Венеции, а также организовал первые поездки русских художников и архитекторов в Италию. Так началась история русского пенсионерства: юные таланты отправляли за границу за государственный счет. К концу XVIII века стали популярными и путешествия, похожие на современные, в которых люди знакомились с новой культурой. Екатерина Дашкова, первый директор Российской Академии наук, организовала для своих детей поездку по Италии с осмотром достопримечательностей, а потом изящно описала ее в своих мемуарах.
Впечатленные новыми ощущениями, путешественники записывали свои воспоминания, зарисовывали пейзажи, переосмысливали античные мотивы в музыкальных произведениях и театральных постановках. Сложился многогранный образ Италии в русском искусстве.
Исаак Левитан. Весна в Италии

Италия в русской литературе
Исаак Левитан. Весна в Италии
Италия в русской литературе
Первые зафиксированные в источниках впечатления об Италии были очень краткими и напоминали путевые заметки. Николай Карамзин в «Письмах русского путешественника» писал:
Николай Карамзин
Николай Карамзин
Историк, публицист, прозаик, поэт
«Мы говорили об Италии, откуда он недавно возвратился и где остатки древнего искусства были достойным предметом его любопытства. Вдруг пришло мне на мысль: что, если бы я из Швейцарии пробрался в Италию, и взглянул на Медицисскую Венеру, Бельведерского Аполлона, Фарнезского Геркулеса, Олимпийского Юпитера — взглянул бы на величественные развалины Древнего Рима, и вздохнул бы о тленности всего полунного? А сия мысль сделала то, что я на минутку забылся».
Хотя Карамзин в итоге в Италию не поехал, эта страна всегда казалась ему сокровищницей искусств. Напротив, совсем неприятные впечатления остались у Дениса Фонвизина, который год путешествовал по Европе и в Италию приехал для улучшения здоровья.
Денис Фонвизин
Денис Фонвизин
Прозаик, драматург, переводчик, публицист
«Рады мы, что Италию увидели; но можно искренне признаться, что если б мы дома могли ее так вообразить, как нашли, то, конечно бы, не поехали. Одни художества стоят внимания, прочее все на Европу не походит», —
писал он в письмах своей сестре. Свое знакомство с итальянской культурой и природой записал и даже набросал в виде эскизов в своем «Итальянском дневнике 1781 года» и один из деятельных просветителей, переводчик, архитектор и поэт, Николай Львов.
Вслед за мемуарами начали появляться первые образы Италии в стихотворной форме. Русские поэты, начиная с Державина и Ломоносова, обращались к истории Рима, гибели его цивилизации. Образ гордого и величественного Рима появлялся в строках Константина Батюшкова, Евгения Боратынского, Михаила Лермонтова.
Рим! Всемогущее, таинственное слово,
И вековечно ты, и завсегда ты ново!
Уже во тьме времен, почивших мертвым сном,
Звучало славой ты на языке земном.

Петр Вяземский. «Рим», 1846
Вслед за мемуарами начали появляться первые образы Италии в стихотворной форме. Русские поэты, начиная с Державина и Ломоносова, обращались к истории Рима, гибели его цивилизации. Образ гордого и величественного Рима появлялся в строках Константина Батюшкова, Евгения Боратынского, Михаила Лермонтова.
Рим! Всемогущее, таинственное слово,
И вековечно ты, и завсегда ты ново!
Уже во тьме времен, почивших мертвым сном,
Звучало славой ты на языке земном.


Петр Вяземский. «Рим», 1846

Тогда же начал появляться теперь уже привычный для нас образ bel paese — «прекрасной страны».

Владимир Бенедиктов описывал Италию как прекрасную богиню, которая раскинулась среди морей. Целый цикл из 24 лирических стихотворений «Очерки Рима» посвятил Вечному городу Аполлон Майков. Поддерживал этот образ, который до сих пор распространен в русской среде, и Федор Тютчев: «Как сладко дремлет Рим в ее лучах! Как с ней сроднился Рима вечный прах!..»
Кто знает край, где небо блещет
Неизъяснимой синевой,
Где море теплою волной
Вокруг развалин тихо плещет;
<…>

Волшебный край, волшебный край,
Страна высоких вдохновений,
Людмила зрит твой древний рай,
Твои пророческие сны.

Александр Пушкин. Отрывок из стихотворения «Кто знает край, где небо блещет…», 1828

Тогда же начал появляться теперь уже привычный для нас образ bel paese — «прекрасной страны».

Владимир Бенедиктов описывал Италию как прекрасную богиню, которая раскинулась среди морей. Целый цикл из 24 лирических стихотворений «Очерки Рима» посвятил Вечному городу Аполлон Майков. Поддерживал этот образ, который до сих пор распространен в русской среде, и Федор Тютчев: «Как сладко дремлет Рим в ее лучах! Как с ней сроднился Рима вечный прах!..»
Кто знает край, где небо блещет
Неизъяснимой синевой,
Где море теплою волной
Вокруг развалин тихо плещет;
<…>

Волшебный край, волшебный край,
Страна высоких вдохновений,
Людмила зрит твой древний рай,
Твои пророческие сны.

Александр Пушкин. Отрывок из стихотворения «Кто знает край, где небо блещет…», 1828

Под впечатлением от Италии находился и Николай Гоголь, проживший в Риме долгое время. Именно там он работал над «Мертвыми душами», закончил «Шинель» и редактировал «Ревизора». «О, Италия! Чья рука вырвет меня отсюда? Что за небо! Что за дни! Лето — не лето, весна — не весна, но лучше и весны и лета, какие бывают в других уголках мира. Что за воздух! Пью — не напьюсь, гляжу — не нагляжусь. В душе небо и рай», — писал он в 1838 году своему другу Данилевскому. Написали часть своих литературных шедевров в Италии Иван Тургенев и Федор Достоевский. Свои впечатления воплотил в «Анне Карениной» Лев Толстой, в «Господине из Сан-Франциско» Иван Бунин. Антон Чехов и вовсе после неоднократных путешествий писал своей возлюбленной Ольге Книппер:
Под впечатлением от Италии находился и Николай Гоголь, проживший в Риме долгое время. Именно там он работал над «Мертвыми душами», закончил «Шинель» и редактировал «Ревизора». «О, Италия! Чья рука вырвет меня отсюда? Что за небо! Что за дни! Лето — не лето, весна — не весна, но лучше и весны и лета, какие бывают в других уголках мира. Что за воздух! Пью — не напьюсь, гляжу — не нагляжусь. В душе небо и рай», — писал он в 1838 году своему другу Данилевскому. Написали часть своих литературных шедевров в Италии Иван Тургенев и Федор Достоевский. Свои впечатления воплотил в «Анне Карениной» Лев Толстой, в «Господине из Сан-Франциско» Иван Бунин. Антон Чехов и вовсе после неоднократных путешествий писал своей возлюбленной Ольге Книппер:
Антон Чехов
Антон Чехов
Прозаик, драматург
«Одно скажу, здесь чудесно. Кто в Италии не бывал, тот еще не жил».
На рубеже веков популярный в искусстве образ Италии как рая на земле начали переосмысливать. В новом ключе писали о «своей Италии» поэты Серебряного века Александр Блок, Николай Гумилев, Вячеслав Иванов. Образ солнечной страны, доброжелательных и счастливых людей для многих был лишь завесой. Тему серьезных социальных проблем затронул еще в середине XIX столетия Александр Герцен в своих «Письмах из Франции и Италии». Продолжил ее Максим Горький в «Сказках об Италии». Цикл из 27 небольших рассказов он написал на острове Капри, куда переехал из-за обострившегося туберкулеза. «Любит солнце эту землю», — замечал автор, но в то же время очень драматично передавал характер и жизнь итальянского народа, полную лишений, тяжелого труда и борьбы за свои права.
Эпохальным трудом-исследованием стало трехтомное издание искусствоведа Павла Муратова «Образы Италии». Он восхищался искусством и культурой этой страны.
Павел Муратов
Павел Муратов
Прозаик, публицист, переводчик
«Не театр трагический или сентиментальный, не книга воспоминаний, не источник экзотических ощущений, но родной дом нашей души, живая страница нашей жизни, биение сердца, взволнованного великим и малым, такова Италия, и в этом ничто не может сравниться с ней».
После первых робких путешествий в XVIII веке, в веке двадцатом Италия продолжала оставаться литературной Меккой писателей и поэтов. Посвящали свои строки прекрасной стране Анна Ахматова, Борис Пастернак, Евгений Рейн, Александр Кушнер. Иосиф Бродский очень любил Венецию. Именно там он впоследствии был похоронен. «И я поклялся, что если смогу выбраться из родной империи… то первым делом поеду в Венецию, сниму комнату на первом этаже какого-нибудь палаццо, чтобы волны от проходящих лодок плескали в окно, напишу пару элегий, туша сигареты о сырой каменный пол, буду кашлять и пить, а на исходе денег вместо билета на поезд куплю маленький браунинг и не сходя с места вышибу себе мозги, не сумев умереть в Венеции от естественных причин» (из книги «Набережная неисцелимых», 1989).
Михаил Нестеров. Капри. Италия. Веранда с цветами
Италия
в художественных образах
Михаил Нестеров. Капри. Италия. Веранда с цветами
Италия
в художественных образах
Свои воспоминания об Италии оставили и художники. В этой стране учились первые профессиональные живописцы России. Считалось, что в Италии, которая унаследовала культуру эпохи Возрождения, работали лучшие мастера живописи. Произведения искусства были доступны для изучения: многие города были живыми музеями. Матвей Пучинов, Антон Лосенко, Иван Акимов, Петр Соколов отправились в Италию первыми — они стали стипендиатами Петербургской академии художеств и уехали за границу изучать историю искусства и техники живописи. Художники создавали полотна в академичном стиле — на мифологические и исторические сюжеты. Матвей Пучинов учился в Италии у Джованни Баттисты Тьеполо, переняв многие его черты.
Джованни Баттиста Тьеполо. Триумф Флоры. 1743—1744
Мемориальный музей М.Х. де Янга, Сан-Франциско, Калифорния, США
Матвей Пучинов. Беседа Александра Македонского с Диогеном. Не позднее 1762
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Начиная с родоначальника пейзажа Семена Щедрина, в русском искусстве появились зарисовки природных красот Италии. Федор Матвеев прожил в Италии 47 лет и создал полотна с видами Неаполя, Рима, северных городов. Писал городские пейзажи Сильвестр Щедрин. Федор Алексеев оставил картины, написанные в окрестностях Венеции. Он увлекался творчеством представителей Венецианской школы — Джованни Антонио Каналетто и его племянника Бернардо Белотто. Копируя их работы при обучении, мастер набивал руку. Стиль Федора Алексеева был настолько близок к манере его кумиров, что его стали называть «русским Каналетто».
Джованни Антонио Каналь (Каналетто). Вид Большого канала в сторону гавани Сан-Марко. 1738
Пинакотека Брера, Милан, Италия
Бернардо Беллотто. Вид на Верону и реку Адидже с Понте-Нуово. 1747—1748
Галерея старых мастеров (Дрезденская картинная галерея), Дрезден, Германия
Федор Алексеев. Вид Дворцовой набережной от Петропавловской крепости. 1794
Государственная Третьяковская галерея, Москва
В следующей волне «итальянской» живописи главными персонажами стали сами итальянцы. Карл Брюллов, «Последний день Помпеи» которого произвел фурор и в Италии, и в России, создал галерею женских образов. Романтичные портреты писал в в Риме и Неаполе Орест Кипренский. Петр Басин изобразил жизнь беднейших слоев населения. В то же время продолжали учиться в Италии классической живописи Алексей Егоров, Федор Бруни, Александр Иванов, Федор Моллер.
Федор Матвеев. Итальянский пейзаж. 1819
Государственная Третьяковская галерея, Москва
Карл Брюллов. Итальянская девушка, собирающая виноград в окрестностях Неаполя. 1827
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Михаил Лебедев. Аричча близ Рима. 1836
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Настоящей италоманией можно назвать творчество Михаила Лебедева. За свою короткую жизнь — художник умер в 26 лет — он написал множество очень точных и атмосферных пейзажей Италии. Братья Григорий и Никанор Чернецовы путешествовали по многим странам и позже представили русской общественности, кроме Италии, пейзажи от Кавказа до Египта. Такой же страстью к путешествиям и, в частности, к итальянским местечкам, отличались Александр Яковлев и Василий Шухаев.
Григорий Чернецов. Площадь Святого Петра в Риме во время папского благословения. 1850
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Борис Анисфельд. Венеция. Мост Риальто. 1914
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Сергей Герасимов. Утро в Венеции. 1956
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Любовь к средиземноморской стране, которая началась у многих с необходимости продолжить образование, сохранялась у нескольких поколений художников. Страна-музей влекла Александра Бенуа, Бориса Иофана, Петра Кончаловского, Сергея Герасимова. Когда появилась фотография, из Италии стали приезжать не только живописные полотна, но и снимки, которые еще более точно демонстрировали живописные уголки страны.
Михаил Врубель. Ночь в Италии
Итальянские мотивы в музыке
Михаил Врубель. Ночь в Италии
Итальянские мотивы
в музыке
Образ Италии был бы неполным без музыкального сопровождения. Страна Монтеверди, Вивальди, Паганини, Россини, Верди и Пуччини вдохновляла и русских композиторов. Знакомство с оперой в России началось именно с итальянских актеров, прибывших в 1731 году в Петербург. Первой оперой в России стала «Сила любви и ненависти» (1736), поставленная итальянской труппой под руководством Франческо Арайи. В это же время работали в России представители музыкальной школы Италии — Бальдассаре Галуппи, Томмазо Траэтта, Джованни Паизиелло, Джузеппе Сарти, Доменико Чимароза. В свою очередь, обучавшиеся в Италии русские ученики — Максим Березовский, Дмитрий Бортнянский, Петр Скоков — писали музыку для оперных сцен Венеции и Неаполя.
Михаил Глинка в 1830-е годы побывал в Турине, Генуе, Риме, Неаполе и много времени провел в Милане, где учился у именитых маэстро. Сначала страна покорила композитора, он восторгался ее природой, культурой. Знакомился с оперным искусством и писал сочинения на итальянский лад. Романс «Венецианская ночь» в 1832 году был написан на слова Ивана Козлова. «Ночь весенняя дышала / Светло-южною красой: / Тихо Брента протекала, / Серебримая луной» — строки автора покорили Глинку, и спустя несколько лет после выхода стихотворения появился музыкальный образ.
Однако позднее живые итальянские мотивы стали казаться Глинке приторными и поверхностными: «Мы, жители севера, чувствуем себя иначе: впечатления или нас вовсе не трогают, или западают в душу; у нас или неистовая веселость, или горькие слезы. Любовь… у нас всегда соединена с грустью».
Сильвестр Щедрин. Вид на Неаполь с дороги в Позилиппо. 1829
Рязанский областной художественный музей
Иван Айвазовский. Лунная ночь на Капри. 1841
Государственная Третьяковская галерея, Москва
Сильвестр Щедрин. Набережная Мерджеллина в Неаполе. 1827
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Николай Римский-Корсаков, будучи выпускником Морского корпуса, во время службы на корабле «Алмаз» в 1860-е посетил ряд стран, среди которых была и Италия. Воспоминания о ней он позднее отразил в опере «Садко». В песне «веденецкого», или венецианского, гостя, который рассказал Садко о своей стране, он показал славный каменный город «на синем море» и «под синим небом».
Русские аристократы часто приглашали оркестры из Неаполя. Вместе с ними в музыкальную жизнь русского общества проникли мандолины — струнные щипковые инструменты. Чаще всего они ассоциировались с другой итальянской забавой — серенадой. «Вечерняя» песня, исполняемая на открытом воздухе, часто в честь возлюбленной, стала основой для творчества Петра Булахова и Александра Варламова.
Петр Булахов. Серенада (исполняют Олеся Демакова и Анна Закусова)
Сильвестр Щедрин. Терраса на берегу моря. Капуччини близ Сорренто (фрагмент). 1827. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
В творчестве Петра Чайковского итальянские мотивы представлены наиболее полно. Одним из учителей Чайковского в России был Чезаре Чиарди — итальянский флейтист-виртуоз и композитор. В Италии композитор был несколько раз — сначала по работе от министерства юстиций, позднее с туристическими целями. Но Италия «тянула его неудержимо». Первые ноты раскрылись в июньской теме «Времен года». Затем появился «Неаполитанский танец» в «Лебедином озере». Наконец, в 1880 году вся живость карнавальных дней и горячих южных ночей воплотилась в «Итальянском каприччо».
Сергей Рахманинов, автор не менее красочной «Итальянской польки», написал ее во Флоренции в 1906 году. Как вспоминала супруга композитора Наталья Рахманинова, во время отдыха на даче в Марина-ди-Пиза часто приходила итальянка с осликом, который вез небольшой орган. «Женщина заводила его, и раздавалась веселая полька. Эта полька так понравилась Сергею Васильевичу, что он записал ее, а потом переложил на фортепиано. Так создалась так называемая «Итальянская полька», которую мы часто играли с ним в четыре руки».
Аркадий Пластов. Арка Тита
Искусство «в камне»
Аркадий Пластов. Арка Тита
Искусство «в камне»
Культура Италии, главным образом античного Рима и эпохи Ренессанса, стала во многом основой развития скульптуры и архитектуры в России. Прежде всего, неоценимый вклад внесли приезжие архитекторы-итальянцы. Еще в период строительства храмов Московского Кремля были приглашены в Россию Антон Фрязин, Аристотель Фиораванти, Алевиз Новый. При Петре I прибыли в страну Бартоломео Расстрелли, Доменико Трезини. Они строили первые императорские сооружения и брали себе в ученики русских сподвижников.
В числе первых пенсионеров Петра Первого были архитекторы Петр Еропкин, Тимофей Усов, Федор Исаков. Вернувшись в Россию, они руководили осушением территории строившегося Санкт-Петербурга и застройкой его набережных. Сильное впечатление произвела на русского человека культура садов, отразившаяся позднее в активном садово-парковом проектировании. Талантливые ученики, прошедшие обучение как в Италии, так и во Франции, Василий Баженов, Иван Старов, Василий Стасов, внедряли образцы римской классики в русские постройки.
Дворец великого князя Владимира Александровича. Санкт-Петербург.1867—1872. Архитектор Александр Резанов
Фотография: Александр Алексеев / фотобанк «Лори»
Дворец великого князя Владимира Александровича. Санкт-Петербург.1867—1872. Архитектор Александр Резанов
Фотография: Валентина Качалова / фотобанк «Лори»
Особняк Гавриила Тарасова на Спиридоновке. Москва.1909—1912.Архитектор Иван Жолтовский
Фотография: stargal / фотобанк «Лори»
С итальянским влиянием были связаны работы в духе «палладианства». Разработанные еще в XVI веке итальянским архитектором Андреа Палладио принципы античной архитектуры заметны в работе итальянских мастеров в России: Джакомо Кваренги, Чарльза Камерона, Пьетро Гонзаго. В подобном направлении работали и русские архитекторы. Николай Львов, например, не только строил, но и перевел сам трактат «Четыре книги Палладиевой архитектуры» на русский язык. Этот труд на долгое время стал настольной книгой многих архитекторов. В стиле итальянского палаццо был создан Дворец великого князя Владимира Александровича в Петербурге работы Александра Резанова и особняк Тарасова на Спиридоновке Ивана Жолтовского.
Памятник Михаилу Кутузову. 1830—1832. Бронза, гранит. Скульпторы: Борис Орловский, Самсон Суханов. Санкт-Петербург Царь Иоанн Васильевич Грозный. 1875. Мрамор. Скульптор Марк Антокольский. Государственная Третьяковская галерея, Москва Портрет Исаака Левитана. 1899. Бронза. Скульптор Павел Трубецкой. Государственная Третьяковская галерея, Москва
В главных центрах Италии — Риме, Флоренции, Венеции, Неаполе — проходили стажировку и работали многие первопроходцы нового для России жанра — скульптуры. Первые скульптурные композиции были созданы русскими мастерами в классическом стиле на античные и мифологические сюжеты. Там они изучали подлинники скульптурных работ, так как в России зачастую были лишь слепки. Позднее царские посланники стали закупать статуи венецианских мастеров, а также античные подлинники для Летнего сада. Первые скульптурные композиции были созданы русскими мастерами в классическом стиле на основе римского портрета с отшлифованными чертами лица, матовой фактурой одежды. Использовались античные и мифологические сюжеты. Федот Шубин, Феодосий Щедрин, Михаил Козловский в XVIII веке, Борис Орловский, Марк Антокольский в XIX веке, Павел Трубецкой и Степан Эрьзя в XX столетии создали немало итальянских образов «в камне».
Русалка. 1900. Мрамор. Скульптор Марк Антокольский. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург Памятник Михаилу Барклай-де-Толли. 1830—1832. Бронза, гранит. Скульпторы: Борис Орловский, Самсон Суханов. Санкт-Петербург Фонтан сирен. 1805. Золоченая бронза. Скульптор Феодосий Щедрин. Дворцово-парковый ансамбль Петергоф, Нижний парк, Санкт-Петербург
Автор: Татьяна Григорьева

Главное изображение:
Федор Матвеев. Вид Рима. Колизей. 1816.
Государственная Третьяковская галерея, Москва
Подписывайтесь на рассылку портала «Культура.РФ» и еженедельно получайте наши лучшие публикации